[REQ_ERR: OPERATION_TIMEDOUT] [KTrafficClient] Something is wrong. Enable debug mode to see the reason. Свекровь требует помощи от сына и вседа недовольна. А муж тратит на неё денег больше, чем на собственную семью. – Daspost

Свекровь требует помощи от сына и вседа недовольна. А муж тратит на неё денег больше, чем на собственную семью.

1 1 голос
Рейтинг статьи

Мы живем с мужем уже больше десяти лет. За это время я успела изучить его, что называется, вдоль и поперек. Ко всему привыкла, всё могу понять, кроме его отношений с родителями. Они своим сыном пользуются – иначе это назвать невозможно.

Надежда Васильевна и Николай Иванович, на первый взгляд, люди неплохие. Спокойные, вежливые, доброжелательные, никого не трогают, живут себе на пенсии и радуются. Все, кто их знает, ни единого слова плохого про них сказать не могут. Старики как старики. Но это только для посторонних такой образ. Когда мы приезжаем к ним в гости, это два вечно недовольных человека, у которых всё плохо. Постоянно болеют, ни на что сил нет, всем дети помогают больше, чем им. И ремонта давно не было, и соседи их мучают, в общем одно сплошное издевательство над ними.

На самом деле едем к ним всегда с двумя огромными пакетами продуктов. Чаще всего покупаем за свои деньги. Дима, мой муж, заранее звонит и спрашивает, что нужно. Здесь очень строгий отбор. Не дай бог, не то масло купим или колбасу невкусную – пиши пропало. Свекровь не скажет, но общаться будет сквозь зубы: сиди и думай, что не так. Эта привычка у них давно: они друг с другом могут и неделю не разговаривать. Для меня это дико, например.

Я перед визитом всегда жарю пирожки на кефире с творогом и сыром – любимое блюдо свекра. Мало привезёшь – пожадничала, мол, могла бы и побольше приготовить, а много сделаешь – Николай Иванович меры не знает: ест их, пока желудок не заболит. Тогда Надежда Васильевна упрекает, что слишком жирные делаю, можно бы и попостнее. Как-то гуся привезли к празднику, так он слишком старый для их зубов оказался – до сих пор забыть не могут. Угодить им практически невозможно, а Димка всё пытается, из кожи вон лезет. Хочет, чтоб у них все самое лучшее было. По врачам их таскает, а они только критикуют.

Как-то раз соседка похвасталась свекрови крутым массажером для спины, естественно, мать загорелась мыслью тоже приобрести его. Мы все магазины проехали и только в одном нашли такой. Стоил он около 10 тысяч рублей. Понятно, что у родителей денег нет на это, нужно нам свои вкладывать. Дима уже собрался покупать, хотя сумма и для нас немаленькая, но желание мамы – закон.

-А ты уверен, что от него будет толк? – спросила я мужа. – Старикам любят всякую ерунду “впаривать”, они и верят. Ну мы-то с тобой не должны вестись, надо сначала проверить.

  • А как ты его проверишь?

-Ну не знаю. Может, отзывы чьи-то ещё узнать, а не только той соседки. Да и вообще можно посмотреть ещё в интернете такой аппарат – вдруг, там дешевле.

-А если не будет там? И этот заберут.

  • А если будет? Нам пара тысяч не лишняя.

-Так тебе денег жалко?

  • Нет, просто нам с тобой они не так легко достаются.

Мы действительно много работаем: он инженером на заводе, я в бухгалтерии. Средний достаток имеем, иногда и премии бывают, а иногда и пусто

Но я, честно говоря, эти десять тысяч могла бы на ребёнка потратить или на что-то отложить, чем покупать сомнительный товар. Однако, Диме виднее.

Всё-таки он согласился поискать массажёр в интернете. Мы его нашли, только в наличии не было, и нужно было ждать две недели. По деньгам аппарат на 500 рублей дешевле оказался , чем в том магазине. И муж не захотел столько времени ждать. Вернулись в магазин и купили.

Привезли его старикам: они опять недовольны. Надежда Васильевна в нем разобраться никак не может, а массирует больно. Начали её уговаривать, что, мол, так и положено. Массаж не для удовольствия делается обычно, а для лечения, но её не переубедить. Невозможно терпеть это и всё тут.

иколай Иванович матерится, что мы всякую ерунду покупаем, хотя это его жена вообще-то придумала, если что. Мы же крайние с Димкой остались. В итоге месяца два пролежала у них эта штука без дела, и Надежда Васильевна сказала: “Продавайте, мне массажёр не нужен”.

Как искали мы его долго, так и продать никак не могли. Хотели уж себе оставить, только не любим оба подобные вещи. По мне так лучше уж к профессиональному массажисту записаться при необходимости. Наконец, продали его всего за пять тысяч. Но хоть так, и то ладно. А то могли бы все десять на ветер выбросить.

И самое главное, что для Димы это всё нормально. Сколько себя помню, родители у него всегда святые, всегда правильно поступают, всегда он находит оправдание их поступкам. И ладно бы, хоть в душе иначе считал, так ведь нет. Он верит, что у них самая тяжёлая судьба на свете, что им плохо живётся, надо помогать постоянно, если они что-то просят – значит, без этого действительно никак нельзя обойтись.

Если я начинаю что-то против говорить, то сразу это некрасиво, неуважительно с моей стороны. А ведь мы с ним давным давно родные друг другу люди, мог бы иногда и на мою сторону вставать.

Мне иногда кажется, что он даже специально пытается вызвать моё сочувствие к ним. Мало того, что они сами любят прибедняться, так он ещё и добавляет.

Не забуду случай, связанный с утренником нашей Маши. Она тогда в детский сад последний год ходила. Перед Новым годом у меня на работе всегда жуть что творится – одни отчёты. Хотела отпроситься, чтоб на ребёнка пойти посмотреть, “елка” как никак, но начальство категорически запретило. У мужа – вообще без вариантов, с производства никто не отпустит. Моя мать в больнице на дежурстве. Хотела я просить свекра со свекровью, чтоб съездили в садик, Машке помогли надеть платье, причёску поправили, сфотографировали её, да и просто поддержали. А то у большинства родственники придут, а у неё – нет. Димке озвучила идею, так тут же началось: у матери давление, отец группу не найдёт, тем более не сможет волосы девочке поправить, он же не женщина. А матери, мол, правда, тяжело будет. Ну ладно, нет так нет.

На утренник никто из наших так и не попал, Маша сама справилась. Я вечером зашла в магазин, там подруга работала. Говорит: видела твоего свекра сегодня утром, он набирал полную тележку еды. Наверное, на Новый год, всё – таки уже 25-е число. Но каково же было моё удивление, когда в одноклассниках свекровь выставила фото застолья. Вроде они отмечали годовщину свадьбы и соседей позвали. То есть к ребёнку приехать на час здоровья не хватило, а вот устраивать гулянки – это всегда пожалуйста. Понятно, что просто ехать не захотели. Но хоть бы уж фотографии такие не выставляли.

А потом до меня дошло: Димка им ничего и не говорил, ни о чем не просил. Он боится их утруждать и специально сказал, что не смогут. Только их же в не очень хорошем свете перед мной выставил. Хотя им, наверное, все равно, иначе бы не вели себя так. С того раза я навсегда усвоила, что их нельзя беспокоить ни по какому поводу, нельзя полагаться никак.

Один единственный раз, правда, спустя год, пришлось сделать исключение. У Маши отменили уроки в школе , а моя мама заболела гриппом. Я даже хотела сначала забрать её к себе на работу, но это было бы слишком трудно и для неё самой, у нас там никаких условий. А дома оставлять одну на целый день боялась – шкодливая у нас девочка. Может, хоть через пару годов. Пришлось ребёнку ехать к бабушке и дедушке. Обычно она только с нами у них в гостях бывала, а так чтоб её оставить с ночёвкой или просто – никогда. Не смели мы с мужем их тревожить, такие вот отношения.

В общем отправила я Машу к ним, а у самой душа не на месте: как она там будет. Звонила ей каждый час, чтоб узнать, все ли в порядке. Опасения были не напрасны: свекровь оставила Машу присмотреть за пирожками в духовке, и девочка задание не выполнила. Пирожки сгорели, противень испорчен, духовка вся в копоти, ребёнок в слезах. Возмущению бабушки не было предела, спасибо, хоть дедушка заступился. Надежда Васильевна не выдержала и позвонила Диме прямо на работу. Кричала, что мы растим неприспособоенного к жизни человека, неумеху. Матери, то бишь мне, должно быть стыдно за такое поведение ребёнка. Тяжёлое детство было у моего мужа, видимо. Поэтому он их до сих пор так боится.

Я, конечно, всё понимаю, есть за Машей такой грех: иногда она неуправляема, безолаберна, с чем мы активно боремся. Но как-то с моей матерью она остаётся, и ни разу у них не возникало подобных ситуаций. А тут такое.. Я двадцать раз пожалела, что Маша осталась у свекрови, надо было с собой брать все- таки.

Еле дождавшись, когда закончится день, я помчалась забирать дитя. Конечно же, выслушала порцию упрёков за испорченный противень. Я сразу подумала, что Дима поспешит теперь купить ей новый. А Машу больше в жизни одну с ними не оставим.

Вечером нас ожидала неприятность: уж не знаю, что такого съела дочь или от стресса, но её стошнило прямо в машине по пути домой. Я потом высказала Диме за это, но родители не причём, естественно. Противно было смотреть, как он начал пересматривать продукты в нашем холодильнике, вспоминать, что ела Маша такого. Отравиться в гостях она, конечно, не могла.

Девочка и сама больше ни разу не захотела остаться в том доме без нас. Она в принципе к его родителям не привыкла, и в этом нет их вины, по мнению, моего мужа. Они для него самые лучшие и заслуживают большего. Например, прошлым летом их соседку сын отправил в престижный санаторий. Намёк был понят мгновенно, и Дима стал думать, где взять льготные путёвки для Надежды Васильевны и Николая Ивановича. У той соседки сын – предприниматель, может многое позволить. А я бы на эти деньги лучше б свою семью на море свозила, так как ребёнок ни разу не был там. Но муж на это возразил, что мы сами, мол, потом заработаем и съездим, а родители неизвестно сколько вообще проживут.

Нашёл, наконец, он недорогие путёвки. Вроде бы начали собираться старики, но в последний момент запаниковали: как оставить дом, вдруг, что случится, как дорога пройдёт. В итоге никуда не поехали. И сын их оправдал: отвыкли они за столько лет ездить, в последний раз по молодости ездили.

Я была в шоке: зачем же тогда собирались, все нервы Димке этим санаторием порвали? Сами не знают, чего хотят. Завидуют чужим людям вечно. Но сама тут же подумала: может, доживу до их лет и пойму.
Хотя нет. Я такой вредной вряд ли буду. Понятно, что дети своим родителям обязаны, но ведь этим детям порой самим нелегко приходится. Да, молодые. Да, заработают. Но что ж теперь капризы свои демонстрировать?

Я теперь стараюсь как можно меньше реагировать на претензии свекра и свекрови. Всем не угодишь. Мы и бываем там теперь реже, потому что у них с каждым годом характер все хуже и хуже. Очень трудно. Не дай бог такими стать когда-нибудь.

Рекомендованные статьи

1 1 голос
Рейтинг статьи
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии