[REQ_ERR: OPERATION_TIMEDOUT] [KTrafficClient] Something is wrong. Enable debug mode to see the reason. На молодого отца смотрели с ухмылкой и презрением за бедненький автомобиль. Даже дочку в школе дразнили. – Daspost

На молодого отца смотрели с ухмылкой и презрением за бедненький автомобиль. Даже дочку в школе дразнили.

0 0 голос
Рейтинг статьи

Серая видавшая виды хонда остановилась недалеко от ворот школы. Молодой парень вышел и со второго раза смог плотно захлопнуть дверцу. Ему было не комфортно под любопытными взглядами других родителей, стекающихся со всех концов к школьному двору. У многих не лице было написано смешанное чувство и зависти, и презрения одновременно.

Даже старушка, всегда водившая свою внучку в один класс с его Люськой, и та поджала губки и сделала вид, что не знакома с отцом одноклассницы. Сама-то она ходила пешком, машины в семье не было, Игорь знал это точно. Он часто видел в соседнем дворе эту “безлошадную” семейку. А его при этом презирала за дешёвую рухлядь, на которую он сам с трудом накопил денег.

И рухлядь эта ещё и ездила, несмотря на просвечивающую кое-где ржавчину, не работавший правый передний габарит и кучу других “приятных мелочей”. Игорю было просто необходимо иметь хоть какую-нибудь машину для работы. На шикарную новенькую иномарку денег он бы никогда не собрал. А эта боевая лошадка бодро колесила по разбитым дорогам, давала возможность заработать копейку.

Люську в классе не обижали, хотя иногда и подшучивали над её “каретой молодой принцессы”. Но она не успевала обижаться, просто стукала книжкой по голове юмориста-комментатора. Оживлённая дискуссия могла иметь продолжение в дальнем коридоре или в кустах под школой.
Но за последний год уже все одноклассники усвоили, что шутить над машиной Люськиного отца вредно для зубов, пуговиц и оценок по поведению в дневнике. Как, собственно, и для гордого мужского самолюбия, которое могло быть весьма ущемлено Люськиной победой в неравном бою. Так что школьники уже молча воспринимали таратайку Игоря.

А вот родители могли себе позволить и неодобрительно-насмешливые взгляды, и едкие замечания за спиной. Но не будешь же с ними драться в кустах у школы, как дочка со своими обидчиками. Игорь делал вид, что его это не касается. У него было много других забот и хлопот в этой жизни.

Год назад у Люськи появилась маленькая сестричка, так что теперь Марина была больше занята младшей дочерью, болезненным маленьким ребёночком, которому постоянная материнская опека была просто необходима. А Игорю приходилось работать за двоих, пока жена в декрете, да ещё и количество ртов увеличилось. Саркастические замечания насчёт его машины были самым незначительным эпизодом в его ежедневной круговерти.

Раздался звонок, из школьных дверей на улицу посыпались весёлые детские фигурки. Кто-то размахивал портфелем, кто-то кого-то толкал, все шумели, галдели, высматривали своих встречающих. На крыльцо вышла Ольга Егоровна и обвела орлиным взором школьный двор.

Кто-то сразу забирал детей и спешил уходить, кто-то из родителей торопился подойти к учительнице и спросить про своего оболтуса. Игорь не жаждал общения с Ольгой Егоровной, так как прекрасно знал, что она ему скажет. Люся вертится и не слушает на уроках, Люся несобранная, расхлябанная, неаккуратная… Люся подралась с двумя (сегодня как-то маловато…) мальчишками.

Ольга Егоровна явно нацелилась на Игоря и с ускорением направилась к нему. Да где же эта Люська застряла? Уже бы уехали и не пришлось бы выслушивать за её поведение. Игорь приготовился извиняться, как вдруг прямо перед ним на пути Ольги Егоровны выросла яркая фигура в бирюзовом пальто. Незнакомая блондинка резво выпрыгнула наперерез учительнице и заслонила собой Игоря.

Он опешил и не успел отреагировать, а эти две дамочки уже встретились как два бильярдных шара, только без стука и отката. Ольга Егоровна была удивлена не меньше Игоря таким беспардонным вмешательством в её планы.

— Ольга Егоровна, здравствуйте! Я мама Никиты, вашего нового ученика. Как он провел первый день? Всё нормально? — голос у “бирюзового пальто” был приятный и достаточно уверенный.

— Да, собственно, об этом я и хотела поговорить вот с вами и с отцом ещё одной ученицы, — учительница всё же целенаправленно шла к Игорю.

— Ваша Люся сегодня снова отличилась. Она как всегда затеяла драку с мальчиками из соседнего класса, а пострадал в итоге наш новый ученик!

  • Ольга Егоровна негодующе высказывала Игорю.

— Почему вы свои недочёты перекладываете на детей? — остановила её мать Никиты.

— Если дети дрались, значит вы не смогли организовать дружный класс. А тем более обвиняете в драке девочку! И где мой Никита? Что там у вас такое произошло?

Игорь вдруг распрямил плечи, почувствовав неожиданную поддержку этой новой дамочки. Он уже приготовился извиняться, а она взяла и заступилась за его дочь, да ещё и высказала учительнице в лицо то, что все родители уже давно хотели ей сказать, но не решались, боясь ухудшить отношение к ребёнку.

— Так где же наши дети? И что произошло? Вы можете нормально объяснить? — не снижая оборотов настаивала упорная дамочка.
Ольга Егоровна замялась от такого поворота событий, она явно не ожидала, что во всём вдруг осмелятся обвинять её. Родители всегда опускали головы и как нашкодившие собаки извинялись, обещали повлиять на своих чад. А эта вдруг поставила под сомнение чуть ли не весь педагогический процесс…

Все эти мысли явно читались на вытянутом от удивления лице учительницы. Неловкое молчание нарушило появление в дверях школы странной парочки. Высокий блондинистый мальчишка шел явно прихрамывая, а под руку его вела Люська-гроза морей и океанов, а так же всех местных драчунов.

Оба были взъерошены и растрёпаны так, что невольно вспоминался петух из Бременских музыкантов — “ощипанный, но не побеждённый”. Мальчик выглядел виновато, а Люська шла гордо, словно выиграла золотую олимпийскую медаль. Причём похоже, что по тяжелой атлетике, так как второй рукой она тащила два больших школьных рюкзака.

Дети и родители на минуту затихли и уставились на колоритную парочку. А те медленно пошли в сторону учительницы, за которой виднелись их родители. Мальчик был явно смущён, а Люська была уже привычная к таким сценам и выговорам перед всем двором. За три года это стало для неё уже привычным ритуалом.

— Вот ваши герои. Разбирайтесь сами, — махнула на них рукой учительница и поспешила ретироваться.

Виновники торжества неспешно приближались. Мать Никиты пошла навстречу и забрала у девочки рюкзак своего сына. Опешивший Игорь не сразу сообразил, но потом поспешил забрать оба рюкзака. Родители явно не собирались устраивать разборки при всей школе. Вся группа пошла к выходу из школьного двора.

Возле старенькой потрёпанной годами хонды стояла яркая голубенькая машинка. Она так и сияла своей новизной рядом со своей ржавеющей соседкой. По цвету машинки было нетрудно догадаться, кому принадлежало это симпатичное чудо заграничного автопрома. Игорь Ещё раньше заметил, какие голубые глаза у матери новенького мальчика, да и у него самого. И курточка у него такая же бирюзово-синяя.

Точно, это их машинка. Она приветливо пикнула и мигнула фарами, выключая сигнализацию. Девушка забрала у Игоря свой рюкзак и неожиданно протянула ему руку:

— Нина, а это мой сын Никита, — она представилась просто и спокойно, словно не замечая, что у Игоря вид смущённый и из-за поведения Люськи и из-за жалкого вида его машины, над которым многие смеялись.

— Вы извините нас, Люся часто дерётся, жаль что теперь ещё и с Вашим сыном.

— Пап, мы с ним не дрались! Я дралась с другими мальчишками, а Никита меня защищал!

Только теперь родители обратили внимание, что Люська продолжает поддерживать Никиту за локоть, хоть в этом уже и не было необходимости. И вообще, они смотрелись достаточно мирно, не похоже, чтобы был конфликт между этими двумя.

— Хорошо, дома разберёмся, — сказал заученную фразу отец, он просто не знал как реагировать в такой необычной ситуации.

— Не стоит разбираться. И так всё ясно — девочку обижали, а Никита заступился. Он всегда у нас был главным “борцом за справедливость” — улыбнулась Нина.

И от этой улыбки Игорю вдруг стало так тепло и приятно. Ему уже давно никто не улыбался. В школе Ольга Егоровна постоянно выговаривала за поведение дочери. На работе он выкладывался на двести процентов, чтобы получать дополнительные бонусы и премии, чем вызывал зависть и неудовольствие более ленивых коллег.

Ну а дома уже давно никто не встречал его с улыбкой на лице. Да он, собственно, и не помнил такого раньше. Десять лет назад Марина была девушкой его брата, Игорь только посматривал на неё да завидовал. Он всегда видел её только мельком, замечал, какая она красивая.

А потом брата сбила машина, и Марина вся в слезах заявила, что была беременна от него. На семейном совете Игорь с родителями решили, что внук должен расти в своей семье, и не быть безотцовщиной. Игорь женился на Марине, да только она его не любила, ни до рождения Люськи, ни после.

Она только и требовала, чтоб он её обеспечивал, зарабатывал, кормил и одевал их с ребенком. А он как и привык услужливо заботиться сначала за беременной Мариной, а потом с молодой матерью с грудничком. И когда Люська подросла, ничего не изменилось.

Вечно всем недовольная Марина ждала его дома с упрёками, что он плохо зарабатывает, что дома что-то сломалось, а у него никогда нет времени починить. Что он везде разгуливает, разъезжает, а она сидит дома взаперти и даже в кино сходить не может из-за безденежья. Все эти годы она постоянно высказывала какая же она несчастная. У всех семьи как семьи, а ей достался такой непутёвый муженёк.

Игорь уже и позабыл про ту красивую роковую брюнетку с алой помадой, которая так будоражила его воображение. Его давнишние мечты о той красотке давно уже позабылись. Реальная семейная жизнь с Мариной была так далека от того, что думал о ней Игорь когда-то.

Только упрёки и домашние скандалы, постоянное безденежье… Сколько бы Игорь не зарабатывал, сколько бы он ни приносил домой, этого всегда не хватало. Он постоянно чувствовал себя нищим, хоть и зарабатывал больше своих коллег. А ведь у них тоже были и семьи и дети, но им хватало и на добротную одежду, и на нормальные машины, и на отдых.

Все эти годы только Люська была его отдушиной. Он любил племянницу и воспитывал её как родную дочь. Но так тепло и легко на душе у него никогда не было. А ведь эта чужая женщина всего лишь улыбнулась ему, но как-то по-особенному, словно согрела его своей улыбкой.

Да и перед учительницей она заступилась за него и Люську. Игорь даже не понял, что до сих пор смотрит ей в глаза и как-то глупо улыбается. И держит её протянутую ещё во время знакомства руку. Он же её так и не отпустил, и даже не заметил этого.

А она не забирала руки, продолжала улыбаться и смотреть ему прямо в глаза. Такая красивая и элегантная, такая утончённая и светлая в ореоле золотистых волос. До Игоря наконец дошло, что он уж очень долго держит её за руку, и он торопливо извинился и открыл перед ней дверцу её машинки.

А она по-прежнему улыбаясь положила школьный рюкзак на сиденье и начала усаживать хромавшего сына. Игорь суетливо пытался помочь, да и Люська крутилась под ногами. Нина, продолжая улыбаться, искренне поблагодарила его за помощь. Никита помахал им рукой, голубая машинка уехала.

Игорь с Люськой стояли и махали ей вслед.

— Классная, Да? — спросила Люська.

— Да, — как-то мечтательно ответил Игорь, хоть и не понял, вопрос был о машине или о её владелице.

продолжение будет!

Рекомендованные статьи

0 0 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии